Миф первый

Рассмотрим обесценивающие мифы относительно подхода DIR Floortime и заодно опровергнем их

Миф ПЕРВЫЙ: Флортайм – это игра с ребенком в «поддавки». Специалист делает только то, что хочет ребенок и только то, что ребенку приносит радость

Действительно, неискушенный наблюдатель во взаимодействии флортайм-специалиста с ребенком увидит именно это. Хотя, на самом деле, специалист строит взаимодействие, опираясь на зону живого интереса ребенка.

Попробуем разобраться, что в таком взаимодействии ощущают специалист и ребенок и зачем это нужно, но для этого ненадолго покинем пространство флортайм-сессии.

​Представьте себе ситуацию: Вы находитесь в самой начальной точке развития отношений с каким-то новым человеком (это может быть на новом месте работы или в ситуации знакомства с родственниками мужа/жены, или, допустим, Ваш близкий друг/подруга знакомит со своим избранником/избранницей, ну и т.д.)

То есть, речь идет о человеческих отношениях, как известно, обладающих властью очень существенно влиять на наше настроение и поведение.

Я опишу три варианта поведения этого нового человека, при этом буду немного утрировать (для яркости).

Первый. Человек, с которым Вас знакомят, инициирует общение с Вами, опираясь на имеющиеся у него стереотипные представления о том, что Вам может быть интересно в соответствии с Вашим полом, возрастом, социальным положением и тому подобными параметрами. Например, с уверенностью что-то спрашивает о недавнем футбольном событии, ожидая вызвать у Вас созвучную его чувству эмоцию. Но, увы, не получается. Вы не в курсе, и эмоции футбол у Вас не вызывает. Коммуникация быстро рвется. Человек может сделать несколько попыток, и они все могут оказаться неудачными. Этот вариант не исключает возможность когда-либо начать развивать данные отношения, если обе стороны смогут когда-нибудь расслабиться и внимательно посмотреть друг на друга.

Второй. Человек на Вас смотрит внимательно (в отличие от варианта 1) и сразу замечает, что можно поправить в Вас или Ваших действиях. Поэтому после фраз знакомства следуют какие-то советы или даже указания. «Ох, ну и каблуки! Как это возможно? Лучше поберечь себя и носить удобную обувь», «Лучше садитесь за тот стол, а то спиной к дверям – не по фен-шуй», «Давайте свою тарелку, я Вам еще кусочек положу». Вроде это выглядит как забота, но Вам от нее нехорошо, может быть, Вы как-то себя плохо чувствуете или вообще себя не чувствуете, своих границ. И вроде внимание есть, да уважения не хватает, Вы себя каким-то маленьким и несмышленым в этом контакте ощущаете.

Третий. Человек на Вас смотрит внимательно и с уважением. Это значит, что он не находится в поиске того, что можно было бы поправить или улучшить в Вас или Ваших действиях. Вы просто ему интересны, и поэтому его внимания хватает на то, чтобы уловить очень мелкие невербальные сигналы (выражение глаз, мимику, позу). Он это улавливает, но выводов не делает, просто наблюдает. Через несколько минут такого наблюдения его психика как-бы настраивается на Вашу и он начинает чувствовать эмоции, близкие к Вашим (так работает гештальт-терапевт, например). И если Вы, например, чувствуете напряжение, то этот человек его тоже почувствует и, возможно, сумеет сделать какой-то шаг, чтобы напряжение уменьшить: пошутит, изменит позу, улыбнется. Здесь важно сделать одну оговорку: описанный шаг (шутка, улыбка, изменение позы), произведенный без со-настройки и даже очень похожий внешне, не приведет к желаемому эффекту. (Поэтому психотерапевт не дает никогда конкретных советов: скажи то, сделай так. Психотерапевт скажет: «Почувствуй». ) Какой еще может быть эффект от этой со-настройки, родившейся из искреннего интереса, внимания и уважения? Может так произойти, что описываемый человек обратит свое внимание на тот же феномен актуальной ситуации, который занимает наше внимание. Допустим, это что-то нелепое, неожиданное, смешное, и обменявшись взглядами с этим человеком, мы понимаем: «Он тоже это видит, ему тоже смешно»…


Совместное внимание (если оно привлекается без насилия над собой) очень сближает. Итак, действия флортайм-специалиста, направленные на то, чтобы обнаружить феномен, который занимает внимание ребенка, являются хорошим началом для терапевтических, эмоционально заряженных отношений. Но это не единственная цель стратегии «следовать за интересом ребенка».

Остальные цели только перечислю:

Присоединяясь к интересу ребенка, мы получаем доступ к той «точке в психике» ребенка, где есть большой запас психической энергии (пропорциональный настойчивости, с которой ребенок к этому интересу стремится). Наша задача – помочь ребенку направить эту энергию на развитие

Благодаря «нашему присоединению» у ребенка значительно уменьшается тревожность и нервная система уже не тратит все силы на борьбу со стрессом. (Если мы, конечно, будем в своих действиях опираться на сигналы ребенка)

  • Присоединяясь (искренне и свободно) к интересу ребенка, мы помогаем ребенку лучше осознавать свои действия, свое тело, свое восприятие (описание того, как мы это делаем, я сейчас опускаю)
  • Присоединяясь к интересу ребенка, мы помогаем ему чувствовать себя более уверенным
  • Присоединяясь к интересу ребенка, мы помогаем ему приобретать и усваивать новый опыт и, таким образом, выходить из зацикленностей
  • Присоединяясь к интересу ребенка, мы помогаем его нервной системе лучше осуществлять работу по сенсорной интеграции
  • Присоединяясь к интересу ребенка, мы готовим почву для сотрудничества и для взаимодействий другого вида, отличных от «поддавков»


... И это еще не все цели. Но для развенчания мифа, думаю, достаточно.

следующий миф